Комментировать

Национальная идентичность — цивилизационный код страны или как обеспечить сохранение памятников истории и культуры в условиях тотальной строительной эффективности

Куликов С.Б.

Национальная идентичность — это цивилизационный код любой страны, независимо от количества народов и этнических групп её населяющих, который безусловно связан с языком общения, историей формирования государственности, особенностями освоенных и преобразованных ландшафтов, материального и нематериального наследия и теми смыслами, которые они порождают. Культурное наследие в виде памятников истории и культуры — реальное и зримое свидетельство идентичности. Сохранять или не сохранять это наследие — такого дискурса не существует. Статья 44 Конституции Российской Федерации сохранение памятников истории и культуры однозначно определяет как обязанность каждого гражданина нашего Отечества. Однако, отдельные группы людей по-разному понимают, а главное практически реализуют данную конституционную норму. И здесь начинается самое интересное, поскольку сохранение объектов культурного наследия, ставших таковыми в рамках принятого в 2002 году Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» от 25.06.2002 № 73-ФЗ (далее- Закон №73-ФЗ), гарантирующего их сохранение каждому гражданину страны, всегда было предметом борьбы и преодоления. Преодоления того, что накладывает памятник истории и культуры на нашу жизнь, — это называется общественным сервитутом, то есть определённые ограничения на общественную и хозяйственную деятельность при их использовании. И это является главным раздражителем практически всех слоев нашего общества, за исключением, наверное, тех, кто по долгу службы его охраняет, кто профессионально причастен к его сохранению,
кто относится к историческим зданиям как части своего  понимания социальной традиции и восприятия её этического содержания в своей жизни.

В период советской модерности (англ. modernity, франц. modernité от лат. modernus — современный): конструктивизма, неоклассицизма (сталинского ампира) и модернизма — трех основных направлений архитектуры СССР, в результате революции и становления нового общества, пришедшего на смену традиционному, когда наследие перешло в категорию чисто памятников или, скорее даже, артефактов, выборочно сохраняемых в пространстве ограниченном или музейной сферой, или какой-то особенной функцией, не ставящей себе задачу коренного изменения облика памятника, например, того или иного учреждения, театра или посольства. Однако большая часть старинных зданий в эту категорию не входило и просто стало объектом безжалостной и часто безхозяйственной эксплуатации. Поэтому, когда вдруг
в постперестроечный период массово были внесены в реестр, то, конечно, последствия оказались катастрофическими и с точки возможных затрат и непонимания как с этим разбираться, поскольку не было соответствующих методик.

В постсоветский период, в целом модернизм сохраняется как интегральная характеристика становления буржуазного, а точнее, постиндустриального общества, воспринимающая наследие максимум как ресурс для реализации современных функций, как минимум, в качестве фиксатора интереса к участку, на котором расположен памятник, как к месту освоения в пределах обустроенной градостроительной среды.

Вопрос эффективности использования любого актива является основой для развития
в условиях либерально-экономического подхода и оценивать его целесообразность в целом лежит за рамками предмета данного размышления. Но, естественно, возникающая деструкция в отношении наследия со стороны различного рода собственников или непреодолимых внешних факторов должна компенсироваться действиями снижающими эффект от подобного действия, впрочем следует отметить, что деструкция достаточно общее правило для любого вмешательства в памятник, в том числе и реставрационного, тогда, когда методы сохранения вмешиваются в материальную структуру исторического здания, преобразуя её исходя из направленности методического подхода, особенно в эпоху романтической реставрации или
в случаях достижения оптимального образа и целостности. Компенсационные механизмы возникают в виде действий созданных государством органов охраны наследия, которые совершенствуя методологически, технологически и идеологически, стремятся или по, крайней мере, должны подавить деструкцию все новыми и новыми правовыми действиями, технологиями и медиапроектами «спасения» и «сохранения» в защиту подлинности, в том числе отодвигая рубежи защиты объектов культурного наследия границами территорий и зонами охраны. Есть, конечно, опасение волюнтаристских решений в данном охранительном контексте в силу того, что критерий подлинности в своем нынешнем  определении, существующий
в международной правовой практике, не имплементирован в отечественное законодательство.
И поэтому борьба с ним может приобретать такие формы, когда безопасность выше подлинности, вроде выглядит вполне правомерно и инициируется заботой о безопасности
в духе правовых документов в области капитального строительства. Но при этом следует понимать, что речь идёт о нормативной безопасности, о соответствии требованиям Технического регламента о безопасности зданий и сооружений и документов, разработанных
в их обеспечение. И вот в законодательстве в сфере сохранения культурного наследия в 2014 году появляется некая плакетная норма о конструктивных и технических характеристиках влияющих на безопасность, сводящая в целом на «нет» все попытки на особый градостроительный статус и отправляющий решать проблемы памятников по нормам….. капитального строительства.

Формирование нормативно-правого поля данной сферы запаздывает, но в целом с 2007 года набирает темп. Сначала с созданием Свода реставрационных правил в рамках Технического совета по нормированию и научно-методическому регулированию в сфере сохранения объектов культурного наследия при Минкультуры Российской Федерации, а позже с 2012 года, с включением в планы национальной стандартизации через создание Технического комитета 082 «Культурное наследие». К настоящему времени подготовлено 46 национальных стандартов в виде ГОСТ Р, охватывающих широкий круг процессов сохранения памятников истории и культуры. В 2018 году вступили в действие изменения в Общероссийский классификатор видов экономической деятельности, также как и национальные стандарты, подготовленные в рамках поручений Президента Российской Федерации Путина В.В. В 2021 году были подготовлены для публичного доступа методические рекомендации по производству работ. Существенным добавлением к этому явилось наличие в высокой степени готовности новой сметно-нормативной базы для реставрационных работ как части единой федеральный базы.

И какое отношение всё это имеет к сохранению культурного наследия в качестве основы для национальной идентичности? 

Ответ кроется в том, что сохранение культурного наследия — сложный междисциплинарный процесс, связанный как с техническими, так и с гуманитарными исследованиями, с большим набором различных компетенций, которые должны иметь нормативно-правовую и нормативно-техническую основу, базирующуюся на экономическом фундаменте созданном с помощью современной сметно-нормативной базы, то есть иметь все необходимые признаки отрасли.

Ещё в 2005 году президент Российской Федерации Путин В.В. на заседании Госсовета
в Костроме отметил, « … что историко-культурное наследие — требует особо бережного отношения, потому что от того, как мы организуем эту работу, в огромной степени будет зависеть и будущее нашей страны, будет зависеть, утратим ли мы нечто такое, что составляет основу нашей духовной жизни, или мы сможем сохранить это и на этой базе двигаться дальше». И там же: «Непреложным фактом является то обстоятельство, что умелое (выделено нами) использование культурного наследия, сохранение его, без всякого сомнения, является важнейшим фактором развития государства и его укрепления», — подчеркнул президент. Конечно, обращает на себя внимание определение «умелое».  

Умение всегда связано с профессиональными навыками, и сохранить специалистов — одна из важнейших задач, которые стоят перед отраслью, да и не только. И не просто сохранить,
но через систему наставничества и постоянного образования сохранять качество профессионального сообщества, поскольку во вновь появляющихся общественных движениях по сохранению памятников истории и культуры нередко отношение к делу формируют профессиональные реставраторы или эксперты, и это сохраняет надежду, что дело у нас общее.

В октябре 2020 года состоялось заседание Совета по культуре и искусству при Президенте Российской Федерации, на котором был рассмотрен вопрос и об историко-культурном наследии. Понятие это достаточно широкое и многообразное, но в части сохранения объектов культурного наследия можно было услышать реальную оценку ситуации, которая, несмотря на усилия множества замечательных людей и большое количество поручений, в том числе Президента, зашла в тупик и фактически слабо управляема, с точки зрения именно сохранения, так как в силу своих особенностей не гарантирует искомое качество. Финансовая поддержка этого процесса, через фильтр действующего законодательства, в том числе, систему государственных закупок, очень часто приводит к обратному результату. Хотя трудно сказать, что он обратный, скорее всего он изначально несовпадающий с подлинными целями реставрации. Рассуждения об этом долгие годы выносятся на суд различных конференций и форумов. Практически отсутствуют на начальном этапе, экспертно сформулированные и принятые к исполнению критерии вмешательства, не принимается при формировании и оценке целей и задач сохранения объектов культурного наследия, разработанный за последнее время значительный блок нормативных документов, особенно, когда возникает в некоторых головах подозрение о неких конструктивных и технических особенностях объекта культурного наследия, влияющих на безопасность. А если эти документы и принимаются, то избирательно или с волюнтаристским толкованием целей и задач. Так трактовка положений статьи 36 Закона
№73-ФЗ, предполагающая подготовку третьими лицами, ведущими работу в зоне памятников мероприятия по сохранности объектов культурного наследия и культурного слоя, оборачивается для людей занимающихся этой самой сохранностью в виде разработки дополнительных разделов документации научно-проектной документации.

В настоящее время в обществе прорастает интерес к историческому наследию, через волонтёрские и градозащитные сообщества, через череду конкурсов Минстроя по благоустройству городской среды в исторических центрах, через бесконечное количество конференций и иных публичных акций, но всё это зачастую, без понимания общности этих процессов, без координации этих действий, без понимания методов и принципов реализации целей, заявленных в Законе №73-ФЗ, в котором, в свою очередь, увеличиваются внутренние коллизии из-за неумелых или, наоборот, злонамеренных правок, без понимания методики формирования критериев вмешательства и мониторинга последствий, обречено на бесконечное повторение пройденного и утраты, утраты..

Утраты памятников, деградация и потеря профессиональной среды, шараханья в рамках одновременно поддержки и сдерживания волонтёрского движения. Поскольку и волонтёрское движение, с одной стороны, — веление души, а, с другой, — реакция части общества, на неопределенность государственной политики в данной сфере и ограниченность возможностей реставрационной отрасли, находящейся на грани потери ресурса для собственного воспроизводства в виду практической утраты научной базы и вымывания профессиональной среды.

Можно констатировать, что в ремесленной сфере, то есть в среде тех, кто может заниматься
именно реставрацией, а не воссозданием по образцу, компетенции практически потеряны.
Я не беру в расчёт музейную реставрацию и сохранение культурных ценностей. Среди тех,
кто может при воссоздании копировать почерк старых мастеров: каменщиков, плотников, кровельщиков, лепщиков и т.д., буквально несколько десятков на всю страну. Дай бог, чтобы ошибался. Остальные — имитаторы и, то, не вполне профессиональные. Формирование специалиста, мастера, помимо базового знания, опирается на наличие наставника и уверенность в завтрашнем дне, так как время — один из важнейших факторов для успешного сложения традиции и школы. Настал момент, когда необходимо принять решение о создании уполномоченного Центра сохранения культурного наследия на государственном уровне и закрепить за ним решение всего круга вопросов связанных с данной сферой, по примеру других стран, таких как Испания, Италия, Казахстан и Узбекистан. Но нынешняя неуправляемая ситуация, в которой, безусловно, совершаются героические усилия отдельных управленцев, специалистов и неравнодушных людей по спасению памятников, и даже существуют отдельные замечательные проекты, в целом мало эффективна, и срабатывает только при точечных, пусть и значительных вложениях средств и ручном руководстве, но не создаёт системы, обеспечивающей сохранение национальной идентичности, воспроизводство реставрационных кадров и использование культурного наследия как фактора развития территорий.
Есть небольшое количество точек возможного роста, есть заинтересованные лица, ещё живо небольшое количество опытных профессионалов, есть молодые и хорошо подготовленные специалисты с большим потенциалом, в конце концов, сохраняется ещё само наследие как объект приложения сил и индикатор исторической идентичности территорий, но и они могут быть утрачены в ближайшей перспективе, всё это — такая тонкая ткань…..

#ценообразование #культурное наследие
Комментировать

Комментарии

Комментировать

Вам может быть интересно

705
#Минстрой

«Ротенберг, ты не прав!» — Минстрой объяснил Путину пустоту претензий дорожников

Минстрой России в лице министра Ирека Файзуллина в ответ на поручение президента Владимира Путина разобраться в жалобе 19 крупнейших дорожно-строительных компаний на перекосы в ценообразовании в строительстве дорог, рассказал президенту, что жаловаться дорожникам не на что
Главгосэкспертиза России
340
#ценообразование

12 плюс: новые методики готовятся к выходу в 2023 году

10 проектов новых методик и два проекта изменений к ранее принятым методическим документам планируются к утверждению Минстроем России в текущем году. Разработка и актуализация методических документов, а также сметно-нормативной базы ФСНБ-2022 проводятся с участием Главгосэкспертизы для обеспечения поэтапного перехода субъектов Российской Федерации на ресурсно-индексный метод с I квартала 2023 года. База вступает в действие уже 25 февраля. К этой дате ФСНБ-2022 будет включать более 53 000 норм и более 40 000 строительных ресурсов

47
#Минстрой

3478 новых и актуализированных сметных норм планируется включить в ФСНБ-2022

Минстрой России утвердил второй и третий пакеты изменений и дополнений в План утверждения (актуализации) сметных нормативов на 2023 год. Соответствующие приказы № 369/пр от 24 мая и № 400/пр от 5 июня 2023 года подписал Министр строительства и ЖКХ Российской Федерации Ирек Файзуллин.