Комментировать

Государство формирует правила – отрасль начинает «цифровой» марафон

2022 год можно смело называть годом цифрового перелома в строительной отрасли. Пожалуй, только сейчас строители, проектировщики, девелоперы, управляющие компании поняли, что «девятый вал» цифровизации неуклонно надвигается, и его можно либо оседлать, либо утонуть без возможности спасения. Как видит эти процессы Минстрой России? Об этом мы беседуем с заместителем министра строительства и ЖКХ РФ Константином Михайликом:

— Константин Александрович, как Вы сегодня оцениваете готовность регионов к цифровизации? В начале 2022 года 95% из них отрапортовали о полной готовности – а сколько регионов реально поняли, что такое цифровизация, и реально готовы к ней?

—  Вопрос в том, к чему именно регионы готовы. В России существуют две огромные отрасли – строительство и ЖКХ, у каждой из них абсолютно разный подход к тому, что такое цифровизация, и у каждой из них абсолютно разная готовность к «цифре». Мы находимся в ситуации, когда в крайне консервативной отрасли есть большое количество участников, каждый из которых знает, как хорошо делать свою работу, но все они работают отдельно друг от друга. И если в такой ситуации людям сказать: измените свой принцип работы – они сначала не верят, потом сопротивляются, потом медленно начинают к этому привыкать, потом они сами становятся активными адептами этого. Мы пока не прошли даже два первых этапа.

В начале года мы спрашивали у регионов, насколько они оценивают собственную готовность к цифровизации. 95% регионов отрапортовали, что они готовы на 100%, но сейчас они очень четко осознали, что вопрос намного глубже. Минстроем России проделана большая аналитическая работа с точки зрения готовности регионов по разным направлениям – а это совсем другой подход и другая картинка. Я точно знаю, что из 85 регионов более 30 сделали хорошие системы обеспечения градостроительной деятельности (ГИСОГД). Я четко понимаю, что в 20 регионах есть собственные эффективные цифровые системы госстройнадзора, причем это далеко не одни и те же регионы. Регионов, у которых было бы все в порядке с точки зрения желания, средств и ресурсов, к сожалению, очень мало.

— Но может быть так, что губернатор и региональный госзаказчик говорят: мы готовы, у нас есть желание и понимание, но тут такие подрядчики, которым ничего не нужно, и они  не хотят работать по-новому…

— Поверьте мне — уже нет таких подрядчиков, которым ничего не нужно. А если говорить о «цифре», то если у подрядчика нет своего бумажного комбината, который будет производить бумагу для распечатки документов проекта, и грузовика, который будет все это возить, никакого смысла оставаться «в бумаге» у подрядчика нет. Любой коммерсант во главу угла ставит прибыль. Поэтому ни один генеральный директор компании, если поймет, что принципы работы поменялись и ему дали нормальный цифровой продукт, который принесет прибыль, не будет держаться за прошлое.

— То есть, все разговоры о том, что наши строители инертны и не готовы к цифровизации, не имеют под собой никакого основания?

— История показывает, что те отрасли (модели функционирования), которые консервативны и не хотят меняться, заканчивают одним – они умирают, потому что не успевают реагировать на изменения рынка.

Если показать бизнесу хороший продукт, поддержать его при внедрении, бизнес пойдет в эту сторону, потому что за этим – деньги. Никакой другой мотивации нет, и никто не будет менять мир себе в убыток. Но при этом мы видим, как рынок меняется: люди хотят получать честную прибыль и делать хороший продукт. И это здорово.

— Но я сейчас вижу больше кнута, чем пряника – нормативными документами, постановлениями правительства, различными KPI вы заставляете органы власти и рынок разворачиваться в сторону цифровизации.

— Я бы так не сказал. Рынок внедряет цифровизацию гораздо быстрее, опираясь на экономические эффекты. Касательно региональных властей, есть ряд инициативных регионов, где сейчас мы проводим анализ состояния их цифровой среды. По итогам мониторинга будут сформированы минимальные требования, и мы сможем предметно говорить о функциональных KPI, базирующихся на их эффектах. Это пряник, его можно грызть и получать удовольствие. А остальные регионы будут пользоваться готовым отработанным подходом.

— То есть, появился интерес и азарт?

— Да он и не исчезал, потому что все новые технологии и процессы всегда внедряют энтузиасты. Всегда интересно сделать что-то новое, и если я говорил, что исчезли люди, которые будут работать только за идею, это не означает, что людям не нравится работать по-новому. Большинству людей нравится работать хорошо, и если они с помощью новых продуктов будут делать свою работу лучше, они будут эти продукты использовать.

— Один из важнейших элементов цифровизации – стройная нормативная база, но при этом  многие стандарты для технологий информационного моделирования до сих пор не утверждены, Единая Система Информационного Моделирования (ЕСИМ) второй год обсуждается, но не принимается…

— ЕСИМ – это не единственная точка опоры для нормативно-технического регулирования ТИМ, и работа над ней продолжается на площадке ТК 505 «Информационное моделирование». Здесь идут активные дискуссии, и сейчас стандарты системы ЕСИМ проходят этап содержательной критики со стороны сообщества. Минстрой России в этой ситуации оказывает содействие, но не навязывает своего мнения. Но пока я вижу, что идет процесс сближения позиций обеих сторон. У каждой стороны есть свои доводы, но они находят точку соприкосновения. Уверен, коллеги постепенно найдут форму, с которой можно будет работать. По системе ЕСИМ до конца года будут идти обсуждения, после чего документы будут появляться и это будет согласованная позиция участников отрасли.

Но как я и говорил помимо серии ЕСИМ уже утверждены 12 ГОСТов в сфере ТИМ и 6 сводов правил, в том числе ГОСТ Р 57563-2017/ISO/TS 12911:2012, ГОСТ Р ИСО 22263—2017, Свод правил 333.

Отмечу, что одновременно с серией ЕСИМ прорабатывается временный ГОСТ в области гражданского строительства.

Работа проделана большая и впереди — большая работа.

— А есть ли альтернативные системе ЕСИМ стандарты? И рассматриваются ли они? Может быть, именно альтернативные документы лучше?

— Я сторонник того, что если есть некие промышленные решения, нужно их брать за базу и дорабатывать. Также и со стандартами – их много, но промышленно доказанных крайне мало, с ними мы и работаем. Я категорически против того, чтобы делать новоделы с нуля, просто потому что времени у нас очень мало, и цифровизация отрасли должна идти в 2-3 раза быстрее, чем она идет сейчас.

— Почему же она идет так медленно?

— Это совокупность факторов. Во-первых, мы долгое время сидели на чужом технологическом стеке – а он не позволяет развиваться собственной мысли, в том числе, в области стандартизации. Мы переходим на собственный стек, но мы потеряли время.

Во-вторых, любое государственное решение, любая государственная инициатива – это компромисс между огромным количеством федеральных органов власти. Бюрократия никогда не была быстрой, но так как строительный рынок еще не поверил в «цифру», то у нас уникальный случай, когда государство идет немного впереди рынка. Да, крупные застройщики уже многие годы работают с цифровыми продуктами, но это не системная работа. Пока не будет единых правил, единое цифровое пространство не образуется даже здесь.

— Второй элемент в развитии ТИМ – это продуктовая линейка. Любой анализ российского ПО говорит, что наши вендоры, сколь бы хороши они ни были, не могут предложить потребителям реальный комплексный продукт. Как быстро, по Вашему мнению, начнет развиваться этот рынок и способны ли российские вендоры закрыть полностью рынок ПО для ТИМ?

— Я в этом не сомневаюсь, потому что уже сейчас наши вендоры поняли, что комплексные иностранные решения были функциональны и удобны, и стараются работать также. В рамках работы по импортозамещению, которую мы ведем совместно с Минцифрой России, сейчас выстраиваются решения, которые должны закрыть всю линейку ПО: от среды общих данных до 3D-моделирования. В перспективе будет сформирован единый пакет ПО для линейного, промышленного или гражданского строительства. При этом очень важна роль якорного заказчика, как квалифицированного представителя отраслевого сообщества – именно он выступает идеологом и «толкачом» таких разработок.

— А много ли у нас таких заказчиков? Ведь весь вопрос в том,  сможет ли заказчик правильно сформировать такие требования?

— Сейчас в качестве заказчиков по промышленному строительству выступают «Росатом» и «Газпром», по линейным объектам — РЖД и «Автобан» и ДОМ.РФ – по гражданскому строительству.

— И потом продукт, сделанный по этому заказу, может взять каждый желающий?

— Конечно, мы будем заинтересованы в том, чтобы выработанные решения работали на всех уровнях и были доступны для участников рынка. Текущая модель взаимодействия подразумевает, что разработчики создают качественный коммерческий продукт, который реально решает вопросы участников отрасли.

— С другой стороны, цифровые продукты, которые придут от заказчика, лягут на плечи подрядчика. Ему придется перестраивать процессы, закупать ПО и компьютеры, учить людей. А откуда у него деньги, чтобы эти продукты купить и соответствовать пожеланиям госзаказчика, если строительные компании и так едва живы?

— У строителей и девелоперов есть норма прибыли, которую они получают, и в каждой из этих групп есть задачи, которые через «цифру» можно решить более эффективно. Во внедрении цифры есть экономический смысл. Я пока не видел ни одного случая, когда внедрение «цифры» кому-то принесло вред. Те примеры внедрения, которые нам показывали застройщики, явно демонстрируют преимущества и эффекты внедрения.

— Не нужно ориентироваться только на крупные компании – в регионах тысячи небольших подрядчиков с минимальной прибылью. За счет чего они будут покупать цифровые продукты?

— Скорее всего, небольшие компании получат эти решения от генподрядчиков верхнего уровня, которым это будет выгодно. У них же процесс зависит от того, как работают их субподрядчики – если мелкие компании будут тормозить весь процесс, вы как собственник или генподрядчик будете заинтересованы поставить ему современный продукт и заставить его работать в единой системе. Это простая экономическая целесообразность.

— И третий элемент ТИМ – Классификатор строительной информации, библиотеки элементов. Создается впечатление, что работа здесь как-то приостановилась?

— Классификатор строительной информации (КСИ) – это комплексный проект, крайне тяжелый методологически и технологически. Его доработка потребует времени для того, чтобы он стал тем инструментом, как мы от него ожидаем. Мы четко понимаем, куда нужно идти, но вся эта работа занимает время и силы. Сегодня по законодательству КСИ является одним из инструментов для формирования информационных моделей. Задача Минстроя России – сделать этот инструмент удобным и функциональным. Это непростая задача, но мы ее понимаем и делаем.

А вот цифровые библиотеки нужно отдать на формирование частному бизнесу. Мы формируем правила игры, определяем, как должны храниться и передаваться данные, но библиотеки – это сугубо рыночный продукт. Бизнес их делает, продает, зарабатывает деньги, а государство разрабатывает требования к этим библиотекам.

— Судя по всему, непростых задач в области цифровизации очень много. Вы смотрите на развитие процессов с оптимизмом или пессимизмом?

— Я никогда в жизни не занимался простой работой, которая делается по щелчку пальцев – не бывает такого. Любая задача, если она сопряжена с достижением чего-то, чего не было раньше – это тяжелая работа. Ее просто нужно делать и никогда нельзя останавливаться. Никогда нельзя сдаваться и никогда нельзя себя жалеть. Ты просто делаешь работу – а если не делаешь, то встаешь и освобождаешь место для другого человека, который садится в твое кресло и делает эту работу. Задача никуда не исчезнет, просто если ты понял, что она не твоя – встань и уйди.

— Вы рассказывали, что к Вам обратился школьник, который разработал уникальный цифровой продукт. Что же это за продукт и кто этот мальчик?

— Мальчик – 11-классник из Санкт-Петербурга —  со своим товарищем прописали механизм транспонирования любого объекта в формат информационной модели, а также загрузку внутри информационной модели эксплуатационных характеристик объекта и дальнейшее их отслеживание.

— Это интересно с точки зрения развития ТИМ?

— Это сильно опережает то, к чему мы пока готовы. Просто потому, что мы до этапа эксплуатации пока не дошли. Конечно, это пока не конечное решение, но уровень ребят и желание что-то сделать, их пассионарность заслуживает очень большого уважения и внимания. И мы сразу интегрировали их в нашу работу.

— Такое ощущение, что «цифра» любит молодых, и приходит время молодых… Я смотрю на руководителей компаний, на аудиторию – если мы разговариваем со строителями, с девелоперами, там очень много людей из поколения 50+, а здесь я вижу очень много молодых.

— Так это же хорошо! «Цифра» дает молодым людям возможности реализовать себя. Конечно, у них всегда будет не хватать управленческого опыта, а то, что менять мир должны молодые, то, что они должны толкать его вперед – вне всякого сомнения. Мы ведь все равно живем в рамках своего опыта, а они живут в реалиях современного мира, живут в информационном потоке, в той среде, которая сейчас формируется. И у них есть возможность сделать то, что сейчас нужно миру. И это очень здорово.

Поэтому останавливать их, оставлять один на один со своими проблемами, в то время когда ты можешь им помочь, неправильно. Почему я позвонил этому юноше из Санкт-Петербурга? Я просто понял, что от этого звонка может поменяться не просто его жизнь, но есть возможность повернуть рычажок из состояния «пассив» в состояние «актив».

Возможность сделать маленький толчок, от которого начинают идти круги и создают у большого количества людей веру, что можно что-то поменять – это прекрасно. То, что можно прийти на главный российский экономический форум, дойти до стенда государственной корпорации, рассказать свою идею, и сколько бы тебе не было лет – тебя услышат, помогут дотянуться до замминистра, он тебя подхватит и поведет дальше, это очень правильно. И это реальная история, слушая которую, люди подумают: у меня же тоже есть идея, я тоже с ней пойду дальше.

Мы все верим в то, что малыми делами меняется мир. По-другому эта история не работает, громадные проекты, тот же БАМ – строятся небольшими шагами и простыми людьми. Я больше всего ненавижу, когда люди приходят и начинают рассуждать, что через полгода они поменяют мир. Не поменяете! Сначала сделайте двадцать маленьких дел, сложите их вместе, получите результат, и он уже поменяет мир. Может быть, вы даже этого не увидите. Я верю что то, что мы сейчас делаем, через пять лет выстрелит, а через десять  — поменяет мир.

Лариса Поршнева

Источник: Агентство новостей "Строительный бизнес"

#цифровизация
Комментировать

Комментарии

Комментировать

Вам может быть интересно

2
#цифровизация

«Людей, которые хотят цифровизировать свои компании, необходимо объединять»

25-26 ноября в Астане прошел Форум по цифровизации строительной отрасли стран СНГ, в котором приняли участие более 150 застройщиков. Главными темами стали внедрение «цифры» с нуля, новые и существующие IT-продукты, нюансы законодательства, а также практические кейсы от лидеров рынка. Организатором мероприятия выступил проект «Все о стройке»
7
#цифровизация

«Применение цифровых сервисов способствует повышению прозрачности изысканий»

Об этом заявила заместитель начальника Главгосэкспертизы России Светлана Балашова на пленарном заседании XVII Общероссийской научно-практической конференции «Перспективы развития инженерных изысканий в строительстве в Российской Федерации». Крупнейшее ежегодное событие отрасли проходит в Москве с 29 ноября по 2 декабря. В нем принимают участие специалисты из всех регионов России. В числе официальных партнеров конференции – «Вестник государственной экспертизы»