Комментировать

Почему креативным профессионалам и рядовым проектировщикам у нас платят одинаково

На очередном съезде НОПРИЗ обсудили проблемы ценообразования в проектировании

Ни для кого не секрет: цена контракта и реальная стоимость проектных работ сегодня могут сильно не совпадать. Особенно чувствительно это для малых проектных организаций, которые работают «с колес», не имея финансового запаса прочности. На недавнем IX съезде Национального объединения проектировщиков и изыскателей (НОПРИЗ) ценообразование в проектных работах было названо регрессивным фактором. Это и понятно: нынешняя система оценки труда проектировщика не учитывает степень сложности проекта, его креативную составляющую и ряд других не менее важных факторов. 

Из-за чего престиж профессии проектировщика падает

Индикатором популярности профессии сегодня могут служить студенты МАРХИ, которые, после окончания вуза почему-то выбирают не проектирование, а смежные профессии, связанные с 3-D моделированием, управлением. Становятся чиновниками от архитектуры.

— О чем это говорит? – вопрошает Алексей Воронцов, вице-президент НОПРИЗ, координатор НОПРИЗ по Москве. – О том, что в этих отраслях значительно лучше платят. Работа проектировщика сегодня – интересная, но, увы, малооплачиваемая. И с каждым годом фонд зарплаты в проектных организациях лишь все больше «скукоживается».

Сегодня проектные работы составляют лишь 4% в стоимости строительства объекта (для сравнения, за границей – около 15%).

Назрела и проблема компетентной экспертизы проектов. Эксперт сегодня – это человек с зачастую гораздо меньшим профессиональным запасом и жизненным опытом, чем тот, кто приходит утверждать к нему свой проект.

— Тех, кто «допускает» и «разрешает», не имея при этом соответствующего уровня квалификации, сегодня становится все больше. К чему это ведет? – задается вопросом Алексей Воронцов. — К потере компетенций!  За такие деньги и в такой атмосфере проектировщикам-профессионалам становится неинтересно работать. Поэтому более профессиональные со временем будут заменяться менее профессиональными. 

В оплате труда нужно учитывать фактор креатива

Понятно, что сегодня состояние нормативной базы в области ценообразования и сметного нормирования оставляет желать лучшего.

Как у нас определяется начальная максимальная цена контракта? Сегодня, по преимуществу, используется индексный метод, когда ежеквартально происходит индексация стоимости строительных и проектных работ в «пандан» с инфляцией.

Давно и много говорится о ресурсном методе ценообразования, когда стоимость строительства (проектирования) представляет собой калькулирование в текущих (прогнозируемых) ценах и тарифах элеменов затрат (ресурсов), необходимых для реализации проекта. Это, по всеобщему признанию, гораздо более прогрессивный метод.  Но вот прошло уже пара десятков лет с тех пор, как эта тема была поднята впервые,  а ресурсные методики так и не стали повсеместными и определяющими.

— Переход, видимо, будет поэтапным, — признал заместитель директора департамента ценообразования и градостроительного зонирования Минстроя России Сергей Головин. – Базисно-индексный метод сменит ресурсно-индексный, а затем уже полностью перейдем на ресурсный.

Между тем, за рубежом, например, давно уже используют прогрессивную шкалу определения цены контракта.

О том, что цену нужно «дробить», поведал на съезде и Президент НОПРИЗ Михаил Посохин.

— Что больше всего пугает со сметами? – задал Михаил Михайлович риторический вопрос. – У нас происходит нивелирование труда – всех «причесываем» под одну гребенку. И это не позволяет по достоинству оценивать самый первый этап – этап рождения идеи, творческую составляющую. А ведь именно здесь проявляется талант архитектора, проектировщика.

Между тем, любой проект начинается с творческой идеи. Ее поручают «генерировать» самым талантливым и креативным. В то же время есть те, кто решает более простые и примитивные задачи.

— Но платят-то у нас и тем и другим зачастую одинаково! – сетует Михаил Посохин, – между тем, многие заказчики отказываются от услуг отечественных архитекторов и проектировщиков и готовы платить иностранным специалистам в три раза больше, потому что те выполнят задачу на высоком творческом уровне…А у нас, к сожалению, в последнее время сформировалась некая серая масса архитекторов, не способных создать что-то выдающееся. Это, во многом, связано и с несоврешенством оплаты труда.

Представление о труде архитектора и проектировщика, как о каком-то достаточно недорогом коррелирует с таким же представлением о качестве: «…вроде прилично»,«…более менее», «…и так сойдет».

Работа над проектом обычно делится на три этапа: идея, общая разработка проекта, рабочий проект. Первая стадия – самая сложная и творческая, она оплачивается по самой высокой шкале. На следующих — более простой и рутинный труд, соответственно и оплату можно корректировать в зависимости от уровня задачи. Она может быть, например, весомо ниже на третьем уровне, уровне рабочего проекта.

— Увы, сегодня мы имеем «нивелированную» систему оплаты  в той сфере, где создается креатив, создается будущее, — сожалеет Михаил Посохин.

Как ни странно, на ценообразование отчасти повлиял и прогресс. BIM-технологии удешевили труд архитектора и проектировщика. Между тем, самую важную часть – принятие решений, творческую составляющую, по мнению крепких профессионалов в области проектирования, все-таки нужно оставлять человеку, а не машине. 

Демпингуем,  господа!

Нельзя сказать, что работа над ценообразованием в сфере проектирования совсем уж не идет. Идет. Ею занимается целый отдел в Минстрое.

— Конечно же, труд проектировщика должен быть оценен по достоинству,- не сомневается Сергей Головин. – Сегодня перед нами стоит задача достоверного определения сметной стоимости работ.

Дело в том, что в последние годы на рынке нередок демпинг. Причем демпингуют некоторые малые проектные организации не по-детски, «роняя» цены порой на 70%-80%. Понятно, что это не идет на пользу проекту: зачастую на выходе заказчик получает непроработанный продукт с большим количеством ошибок.

В Минстрое обещают, что будут поступательно совершенствовать систему оплату труда проектировщика. По логике, если зарплата строителя выросла на 30%, то же самое должно произойти и с зарплатой проектировщика.

Постоянно совершенствуются сборники базовых нормативов – таких сборников сегодня насчитывается уже более 90. Они применяются для пересчета текущего уровня цен по идексному методу (пока он используется, как параллельный ресурсному).

Недавно выпущена новая методика для определения стоимости работ, содержащих информационные модели. В нее заложены корректирующие коэффициенты для таких работ. Буквально на этот год запланирована разработка 11 методик по нормативам затрат на проектирование (методики касаются ряда отраслей, в частности, космической).

Активно берется на вооружение зарубежный опыт, в котором при составлении сметной документации учитываются банковские гарантии, затраты на эксплуатацию и даже страхование строительства. 

Сколько стоит проект «построить»

Много вопросов и по определению начальной максимальной цены контракта.

— …У меня заказчик говорит: «Чего ты мне эту смету подсовываешь. У меня вот столько денег, и больше я заплатить не могу». И знаете, я вынужден соглашаться, — кипятится директор СРО «Ассоциация «Томское проектное объединение» Александр Седиков. И такая ситуация, к сожалению, складывается во многих регионах.

Член комитета НОПРИЗ по экспертизе и аудиту Андрей Бычков попробовал проанализировать, как складывается начальная максимальная цена контракта в  госзакупках. Оказалось,  она в разных отраслях может отличаться чуть ли не в разы. Причем, необъяснимо. Например, проектирование коммуникаций связи в Москве и регионах – абсолютно разные значения.

— Путаница здесь порядочная, — констатирует Андрей Бычков. – Основой ценообразования по-прежнему остаются сборники базовых цен. Причем, кроме того, что у нас российских сборников 90 с лишним, есть еще региональные! Москва, например, имеет свои сборники. У каждой отрасли – свои. У каждого региона – тоже.

— Смотрите, что получается,- продолжает Андрей Бычков. – Запроектировать 1 км ВОЛС (волоконно-оптической линии связи) – по сборнику Минстроя, стоит 500 тыс. рублей, а по сборнику РЖД – 200 тыс. рублей. Провести 1 км ДМБ в Москве стоит в 100 (!) раз дороже, чем те же работы – по федеральному сборнику расценок.  И так бывает очень часто. То есть, начальная максимальная цена контракта разная!

В итоге, и получает проектировщик за одну и ту же работу по-разному. Не зря 30% выставленных на конкурс проектов в госсекторе остаются невостребованными.

Как правильно определить начальную максимальную цену контракта? Это то, меньше чего нельзя? Или это общая рекомендация?  

Словом, вопросов здесь еще много. Понятно одно. Ценообразование в проектировании нуждается во вдумчивом и детальном пересмотре.

Источник: Строительство.ру

#проектирование #ценообразование
Комментировать

Комментарии

Комментировать

Вам может быть интересно

124
#Минстрой

«Ротенберг, ты не прав!» — Минстрой объяснил Путину пустоту претензий дорожников

Минстрой России в лице министра Ирека Файзуллина в ответ на поручение президента Владимира Путина разобраться в жалобе 19 крупнейших дорожно-строительных компаний на перекосы в ценообразовании в строительстве дорог, рассказал президенту, что жаловаться дорожникам не на что
722
#ценообразование

Анализ системных проблем строительного комплекса и государственная модель ценообразования

Профессор А.С. Павлов высказал профессиональное суждение по комплексу проблем, затронутых в обращении представителей крупнейших подрядных организаций к Президенту РФ Владимиру Путину
39
#КСР

В классификатор строительных ресурсов включено 117 441 позиций

В Главгосэкспертизе России прошел семинар, посвященный актуальным вопросам ценообразования в строительстве. Специалисты блока ценообразования разъяснили сложности и разночтения в нормативных правовых актах, а также сообщили о том, какие изменения в ближайшее время ожидают методологию ценообразования в строительной отрасли.