Комментировать

В будущее с опТИМизмом?

Со следующего года использование технологий информационного моделирования (ТИМ) станет обязательным при строительстве и реконструкции всех объектов государственного и муниципального заказа, договоры по которым подписаны после этой даты. Первым стимулирующий «удар прогресса» придется принять проектировщикам, которые должны сформировать ту самую информационную модель объекта. Готовность отрасли к массовому переходу на ТИМ, проблемы при внедрении новых технологий и пути их решения проектировщики Сибири обсудили в рамках тематической конференции, организованной Национальным объединением проектировщиков и изыскателей (НОПРИЗ) в Красноярске.

Единства нет

В частности, проанализировав законодательную ТИМ-базу, председатель Совета Ассоциации СРО «Томское проектное объединение», профессор Томского государственного строительного университета Сергей Овсянников обратил внимание коллег на главную системную недоработку — в действующих нормативах отсутствует однозначно истолкованное понятие «информационной модели». Так, в правительственном постановлении от 5 марта № 331, согласно которому формирование и ведение информационной модели для всех бюджетных объектов с 1 января 2022 года становится обязательным, его нет вообще. В принятом на сегодняшний день перечне сводов правил (СП) по информационному моделированию определения есть, но они сильно различаются. Для сравнения: в СП 301.1325800.2017 «цифровая информационная модель — объектно-ориентированная параметрическая модель, представляющая в цифровом виде физические, функциональные и прочие характеристики объекта (или его отдельных частей) в виде совокупности информационно насыщенных элементов», а в СП 331.1325800.2017 «информационная модель — совокупность представленных в электронном виде документов, графических и текстовых данных по объекту строительства, размещаемая в среде общих данных и представляющая собой единый достоверный источник информации по объекту на всех или отдельных стадиях его жизненного цикла» и т. д. «Единого понятия просто нет», — констатировал Сергей Овсянников. Кроме того, существующие СП не регламентируют технологии создания информационной модели. «Как результат — из 147 проектных компаний, входящих в нашу СРО, только одна работает с полноценным применением ТИМ. Все остальные тоже, конечно, «используют цифру», но ограниченно, локально», — поделился эксперт своими ТИМ-реалиями.

Кому выгоднее

Вместе с тем, по мнению Сергея Овсянникова, переход на ТИМ — начинание само по себе важное и полезное, но не для всех проектов. «Давайте разберем экономическую и организационную целесообразность перехода на ТИМ с точки зрения разных участников, — предложил председатель Совета «Томское проектное объединение». — Для органов власти это дает снижение бюджетных затрат, повышение точности контроля использования ресурсов, повышение эффективности дальнейшей эксплуатации объектов бюджетной сферы. Для крупных застройщиков освоение ТИМ означает повышение эффективности управления процессом строительства и всеми видами ресурсов, для управляющих компаний — освоение эффективного инструмента управления недвижимостью.

А что для проектировщиков? Для проектных организаций ТИМ, главным образом, открывает возможность участия в крупных проектах, позволяет своевременно выявлять и устранять коллизии между разделами и подразделами проектной документации. Но это по-настоящему имеет смысл только тогда, когда речь идет о крупных, сложных проектах».

В реальности же подавляющее большинство малых проектных организаций, действующих в регионах, проектируют небольшие объекты, делают привязку типовых проектов или вовсе работают по объектам капитального ремонта или реставрации. Сергей Овсянников уверен, что на таких проектах вполне достаточно использовать простые цифровые 2D-модели объекта, а пытаться применять в них ТИМ — это все равно, что стрелять из пушки даже не по воробьям — по насекомым!

За чей счет прогресс?

В свою очередь, председателя правления СРО «Ассоциация «Межрегиональный союз проектировщиков и архитекторов Сибири» Юзефа Мосенкиса (Омск) тревожит то, что, установив для проектировщиков требование быстро и безоговорочно перейти на ТИМ, государство не предложило ни каких-либо стимулирующих программ для «передовиков цифровизации», ни мер поддержки проектного бизнеса на переходный период. Между тем помощь остро необходима, во всяком случае, если чрезмерно жесткие «правила игры» не смягчат в последний момент, как это случилось с переходом долевого строительства на проектное финансирование.

Юзеф Мосенкис объясняет: потребность в поддержке обусловлена банальной дороговизной освоения ТИМ, непосильной для большинства мелких региональных проектных организаций. Переход на новые технологии для проектной организации — с учетом приобретения оборудования, лицензионного программного обеспечения, набора и обучения персонала — достигает 500 тыс. рублей на одно рабочее место. И это только минимальные и единовременные затраты, а есть и постоянные, которых тоже не избежать. Например, одно рабочее место Autodesk в комплектации Architecture, Engineering & Construction Collection стоит около 145 тыс. рублей в год; годовая лицензия одного рабочего места Renga обойдется в 55 тыc. «Подобные затраты могут позволить себе только крупные проектные организации, интегрированные с крупными строительными компаниями и имеющие гарантированный рынок», — подтверждает Сергей Овсянников.

«Но формально требования правительственного постановления российским проектировщикам, скорее всего, соблюсти все равно удастся, — считает исполнительный директор СРО «Томское проектное объединение» Александр Седиков. — В этом деле, как всегда в подобных случаях, на помощь придут компании-посредники, которые за определенное вознаграждение возьмутся за придание традиционному «старорежимному» проекту необходимого облика электронной информационной модели». Таким образом, для сохранения заказов проектировщикам придется делиться своими и без того невысокими доходами с третьими лицами.

Что делать?

В такой ситуации, по оценке Сергея Овсянникова, постановление № 331 крайне трудно будет выполнить в установленные сроки. В его нынешней редакции оно может в 2022 году привести к приостановке работ по значительной части бюджетных объектов. Потеряют заказы и, возможно, будут вынуждены уйти с рынка многие проектные компании. И Александр Седиков, и Сергей Овсянников уверены: чтобы сделать переход на ТИМ более реалистичным, требование о создании и ведении информационных моделей объектов должно касаться не всех бюджетных строек, а только крупных объектов — например, общей сметной стоимостью от 1 млрд рублей или стоимостью проектных работ от 50 млн рублей.

Кроме того, необходимо подготовить к работе с ТИМ и чиновников — департаменты строительства и архитектуры, стройнадзор, органы экспертизы. За счет региональных бюджетов следует разработать цифровую элементную базу для строительства (цифровой аналог территориальных каталогов строительных конструкций и изделий). Также необходимо создать и вести региональные и муниципальные архивы цифровых моделей объектов строительства.

Вся эта подготовительная работа требует времени, и оставшихся до января 2022 года трех месяцев для нее недостаточно. Поэтому некоторые участники конференции высказались за перенос даты «введения обязательного ТИМ» на год или два, а кто-то и вовсе посчитал, что постановление должно быть отменено и введено вновь уже в другой редакции, где будут устранены упомянутые недоработки.

Координатор НОПРИЗ в Сибирском федеральном округе (СФО) Александр Панов, согласившись в целом с направлением мысли негативно настроенных участников конференции, вместе с тем призвал их реально оценивать положение дел: в ближайшем будущем никто постановление № 331 отменять не будет. Поэтому нужно найти более мягкий и компромиссный путь защиты профессиональных и предпринимательских интересов проектировщиков.

Коллег-проектировщиков поддерживает и президент Национального объединения строителей (НОСТРОЙ) Антон Глушков, который убежден: нужно не отменять постановление, а постепенно совершенствовать его. С точки зрения представителя строительного профсообщества, одна из первоочередных задач сейчас — это адаптировать привычную для проектировщиков схему работы по давно знакомому постановлению правительства РФ от 16 февраля 2008 года № 87 «О составе разделов проектной документации…» к схеме работы по постановлению, которым утверждены требования к содержанию информационной модели. «Возможно, имеет смысл начать гармонизацию старой и новой схем с проекта организации строительства, графика производства работ», — предположил он. «В целом, нам нужно определить, насколько глубоко мы должны успеть проникнуть в информационное моделирование к началу следующего года, чтобы при использовании цифровых моделей добиться не только формального выполнения требований правительственных документов, но и повышения экономической эффективности нашей работы, настоящего использования того потенциала, который содержит ТИМ», — призвал Антон Глушков.

Максим Федорченко, координатор НОСТРОЙ в СФО: «В любом случае, «обратного хода не будет», информационное моделирование придется осваивать всем, в том числе небольшим проектным фирмам. Если же они будут игнорировать ТИМ, ссылаясь на то, что освоение таких технологий необходимо только на крупных и сложных проектах, и вообще это по силам только большому бизнесу, то последний в итоге и мелкие проекты возьмет себе. Тогда «малышам» вообще ничего не останется»

Источник: Строительная газета

#ТИМ
Комментировать

Комментарии

Комментировать

Вам может быть интересно

13
#образование

Более 400 человек начали обучение в сфере технологий информационного моделирования в строительстве

На площадке Университета Минстроя НИИСФ РААСН началось обучение по программе повышения квалификации «Осуществление функций государственного заказчика при реализации инвестиционно-строительных проектов с использованием технологий информационного моделирования». Обучение проводится на бесплатной основе и продлится до 10 декабря 2021 года
4
#ТИМ

Замминистра принял участие в Девелоперской среде по инновационным технологиям в сфере строительства

Пленарное заседание Девелоперской среды «PropTech: будущее за цифрой» прошло при участии заместителя Министра строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации Александра Козлова