Комментировать

Руководитель Главгосэкспертизы Игорь Манылов рассказал об ошибках проектировщиков и ускорении строительства

Почему застройщики перестали жаловаться на подорожание стройматериалов, какие здания проектируют хуже всего и как удается быстро прокладывать трассу «Москва-Казань», рассказал «РГ» начальник Главгосэкспертизы Игорь Манылов.

В марте вы запустили портал для жалоб на подорожание стройматериалов. Чем чаще всего недовольны пользователи?

Игорь Манылов: Действительно, на официальном сайте ФГИС ЦС создан портал оперативного информирования о фактах значительного завышения стоимости строительных ресурсов за короткий период времени. В марте на портал поступило 208 заявок, в апреле — 30, в мае — всего 8. Катастрофический рост цен прекратился. Жалобы поступили от 67 юридических лиц на 229 поставщиков по 958 строительным ресурсам. Они отмечали рост цен до 166% за короткое время. Иногда поставщики специально удерживали товар и поднимали цену.

Наибольшее завышение цен зафиксировано в Волгоградской, Калининградской, Ивановской, Ростовской и Московской областях, Красноярском и Краснодарском краях и в Москве. Также поступило 17 жалоб на отказы продавать ресурсы по зафиксированным ранее в контракте ценам.

Но сейчас жалобы единичны. Некоторые стройматериалы вообще падают в цене: снизилась стоимость металла, о дороговизне которого столько было сказано в последнее время, стали дешевле стальные трубы, бетонные блоки, кабельная продукция.

В работе участвовали не только ФАС России, правительство, Минстрой, но и сами поставщики и производители. У многих из них есть профессиональные объединения, им важно было сохранить репутацию. Поэтому они решили проблему внутри своих «цехов».

Сильно ли увеличивались строительные сметы из-за подорожания материалов?

Игорь Манылов: Сейчас завершается работа по пересмотру смет объектов, которые были построены в 2021 году. Были пересчитаны сметы около 2 тысяч объектов по всей стране. Из них 550 на федеральном уровне, около 1300 — на региональном. Стоимость вырастала на 15-20%.

Кроме того, прорабатываются вопросы создания постоянно действующего механизма, позволяющего более оперативно реагировать на волатильность цен на рынке строительных ресурсов в будущем. Планируются изменения в приказ Минстроя о том, чтобы механизм перерасчета смет стал постоянным. Он позволит неоднократно пересчитывать цену контракта, если строительные ресурсы подорожают значительно больше уровня инфляции, который учитывался при определении начальной цены.

Улучшается ли в последнее время качество проектирования?

Игорь Манылов: К сожалению, заметной динамики нет. Как и пять лет назад, около 25% проектов, поступающих к нам, содержат серьезные ошибки, которые могут приводить к авариям, обрушениям. Неправильно рассчитываются нагрузки, несущая способность конструкций, не учитываются сейсмические условия и требования пожарной безопасности.

В этом году, думаю, ситуация улучшится. Мы подключаем экспертов еще на этапе проверки комплектности, они проводят предварительный анализ — насколько полноценна документация, какой опыт у проектировщика. Сразу оценивают, например, позволяет ли проводить строительство вид земельного участка, каковы условия техприсоединения, хватит ли мощностей. Если проект не готов, эксперты вместе с проектировщиком определяют, что конкретно нужно сделать — быстро, четко, не вступая в долгую переписку. Так экономятся время и силы.

Какие объекты хуже всего проектируют?

Игорь Манылов: Были примеры, когда перед началом строительства большого объекта, когда он планировался, уже был определен заказчик, проектировщик и шла проработка решений, выявлялась слабость команды. После таких инцидентов мы в Главгосэкспертизе создали учебный курс — рекомендуем строителям перед началом любого крупного проекта пройти такой интенсив. Эти курсы очень популярны. Даже проектировщики с большим стажем в 10-15 лет на первых занятиях показывают не очень высокий результат: знания у них устаревшие, ведь требования и технологии меняются ежедневно.

В целом слабее выглядит проектирование общегражданских, социально-культурных объектов. Поликлиники, дома культуры — объекты несложные. Но если в крупной организации, которая массово строит инженерную, транспортную инфраструктуру, объекты связи, энергетики, уровень квалификации кадров очень высокий, то заказчик дома культуры раз в десять лет сталкивается со стройкой и страдает от того, что собственных компетенций ему не хватает. Он обращается к недобросовестным проектным организациям, которые благодаря демпингу получают объект, а потом создают многочисленные трудности. Так «проваливается» штучное строительство.

Вот почему было принято решение об укрупнении служб заказчика. Публично-правовая компания «Единый заказчик в сфере строительства» создана на федеральном уровне, такая же работа проводится в регионах.

Надо сказать, что экономически развитые субъекты, где в строительство поступает большой объем инвестиций, как правило, обладают хорошей ресурсной базой. У них есть более профессиональные проектировщики.

Как идет экспертиза проектов в рамках строительства трассы М-12 «Европа — Западный Китай»?

Игорь Манылов: Любой большой объект, особенно линейный, такой как трасса, состоит из множества этапов. По сути, каждый участок трассы — самостоятельный объект строительства, на котором могут быть заняты разные подрядчики, разные проектировщики и разные изыскатели.

А М-12 сразу планировалась комплексно. Ее не запускали в стройку, пока не был произведен комплексный расчет и определены параметры объекта. Есть единый заказчик — ГК «Автодор», созданы штабы и специальные информационные системы, которые позволяют отслеживать ход работ. За счет этого удается в довольно сжатые сроки выполнять как проектирование, так и строительство. На стройке сконцентрированы большие ресурсы. Экспертиза смотрит параллельно все проекты, так же параллельно идет строительство участков дороги.

Объект сложный. В нем, помимо дорожников и строителей, задействовано множество других организаций. Трасса пересекается с инженерной инфраструктурой, это множество объектов, связанные с газом, нефтью, электроэнергией. То есть «Россети», «Газпром», нефтяные компании тоже вовлечены в строительство. В настоящий момент по этапу строительства дороги от Москвы до Казани уже практически все сетевые объекты спроектированы и отработаны.

Какие еще знаковые объекты сейчас проектируются и рассматриваются Главгосэкспертизой?

Игорь Манылов: Есть еще Восточный полигон железных дорог. Давно не было такой масштабной реконструкции железнодорожной сети! Проект состоит из трех этапов, по первому из них мы уже выдали заключение, второй сейчас в работе.

Отдельно стоит отметить объездные дороги. Во многих региональных центрах — например, Ярославле, Кемерове, Краснодаре, Волгограде, Симферополе, Нижнекамске и Набережных Челнах — транспортные потоки шли через город. Это создавало проблемы для местных жителей и затрудняло движение грузов. Сейчас там реализуются проекты дорог в обход городов. В последнее десятилетие появилось много проектов, которые «расшивают» транспортные узлы.

Как обстоят дела с транспортными объектами в городах-миллионниках?

Игорь Манылов: У нас в работе много таких проектов. Это и метро, и электротранспорт, современные высокоскоростные трамваи и электрички. Сейчас происходит подъем внутреннего туризма, так что вопрос транспорта для крупных городов стоит особенно остро. Будет трудновато, если эту проблему не решить. Сейчас пристально изучается опыт Москвы: на смену привычным автовокзалу, железнодорожному вокзалу, аэропорту, находящимся в разных концах городах, должны прийти комбинированные транспортно-пересадочные узлы.

Идет движение в сторону хабов. Возьмем, к примеру, культурно-туристический кластер «Арзамас-Дивеево-Саров»: здесь и Арзамас с железной дорогой и автотранспортом, и Дивеево со знаменитым монастырем и огромным количеством туристов. Поэтому создание кластера рассматривается сразу в комплексе — туристы, транспортники, айтишники, энергетики.

Источник: Российская Газета

#стройматериалы #завышение цен
Комментировать

Комментарии

Комментировать

Вам может быть интересно

8
#стройматериалы

«Северсталь» ожидает дальнейшего снижения цен на сталь на внутреннем рынке

"Северсталь" оценивает дополнительные расходы от введения с 1 августа экспортных пошлин на металлы приблизительно в $200-250 млн, при этом компания ожидает дальнейшего снижения цен на сталь на внутреннем рынке