Цифровым компетенциям в строительстве нужно учить – но как, кому и кого, непонятно.

В преддверии нового учебного года специалисты в области ТИМ и представители образовательных организаций обсудили больные точки и перспективы развития образования, соответствующего современным реалиям.

В Университете Иннополис состоялось Заседание отраслевой рабочей группы «Цифровые технологии в строительстве». Мероприятие прошло в рамках Форума о цифровой трансформации в образовании Digital Innopolis Days в Татарстане, собравшего более 600 представителей высшего образования и 70 руководителей высокотехнологических компаний.

Место проведения было выбрано не случайно – Опорный образовательный центр на базе АНО ВО «Университет Иннополис» занимается обучением профессорско-преподавательского состава, актуализацией образовательных программ и профессиональных стандартов, чтобы обеспечить приоритетные отрасли экономики высококвалифицированными кадрами.

Так, в 2021 г. обучение прошли 16 189 человек, их них по направлению «Строительство» — 1069 человек. В текущем году планируется обучить 17 900 человек. На 2023 и 2024 гг. планы тоже грандиозные – обучить 22 100 и 24 000 человек соответственно. Таким образом, к 2024 г. должно быть обучено 80 тыс. человек профессорско-преподавательского состава, актуализировано 143 образовательных программы и 160 профессиональных стандартов.

Что касается строительной отрасли, то уже актуализировано 3 программы и еще 6 находятся в работе. А чтобы эти программы были интересными, по ним проводятся партнерские образовательные модули. В этом году исполнитель – Московский архитектурный институт (государственная академия) с «Цифровыми методами пространственного моделирования в градостроительстве». А профессиональные стандарты по отрасли на данный момент все готовы.

При этом продолжает увеличиваться количество компаний и регионов, которые участвуют в Консорциуме образовательных организаций – площадке для живого обсуждения проблем. И с 1 января 2022 г. в него вступило еще 185 организаций, в результате сегодня в нем находятся 699 организаций и 83 региона.

И, как заметил Технический руководитель Центра цифрового моделирования АО «Русатом Энерго Интернешнл» Петр Манин, сейчас все ждут от университетов доброй, а не принужденной воли меняться. Им дается возможность, время, площадка и ресурсы, чтобы они тянулись к изменениям и инновациям. Конечно, если они сами не захотят, то никто их не заставит, будут формальные ответы и отписки. Однако, если бы ситуация в образовательной среде соответствовала новым реалиям, то никто бы сегодня и не стремился что-то улучшить и чем-то помочь. А значит нужно прислушаться и активно рассматривать предложения, пользоваться возможностями по максимуму.

Ориентир на образование

То, что цифровая трансформация – это не просто один из инструментов, а достаточно конкретный научно-технический приоритет, установленный государством, за счет которого нужно меняться в лучшую сторону, уже не вызывает вопросов. Но, по словам  заместителя министра строительства и ЖКХ Константина Михайлика, хотя задачу поставили, дали ресурсы и цели, к несчастью, этот процесс все равно будет ограничен, потому что всегда будет упираться в кадровый голод.

Так сложилось, что в стране, даже еще в советское время, идея автоматизации и цифровизации остановилась на этапе автоматизации. А цифровая трансформация – это намного более глубокий процесс, но специалисты, которые в этом вопросе действительно разбираются, в основном рождались на производстве, потому что не было инструментариев для разработки образовательных программ.

Сегодня организаций, которые предоставляют образовательные услуги с участием федерального бюджета в области строительства и занимаются именно цифровой трансформацией можно посчитать на пальцах. Но, по словам Константина Михайлика, прямо сейчас нужно как минимум 300 тыс. специалистов, а заявленная финансовая потребность от бюджета – 300 млн руб. в год, при том, что существующий финансовый задел гораздо меньше.

Сейчас организациями – от ДОМ.РФ до Иннополиса обеспечена громадная сетка субъектов, предоставляющих образовательные услуги высочайшего качества. Появился выбор – классическое образование или интернет-платформа, их смесь или вебинары и др. И это не просто перепечатанный иностранный текст, тяжелый к восприятию, это полноценные программы. Поэтому Минстрой в первую очередь планирует сформировать правовую поддержку для данного направления, что позволит продолжить доработку программ. Да, они отличные, но останавливаться в развитии нельзя. И если есть новые технологии или новизна подходов, их сразу нужно вовлекать в образовательный процесс.

Конечно, для этого нужны деньги. Поэтому в Правительство РФ было направлено ходатайство о выделении дополнительного бюджетного финансирования на следующий год. При этом Константин Михайлик призвал подумать над вопросом финансирования, а любые предложения будут поддержаны.

Где взять цифровые кадры

В прошлом году все регионы констатировали очень большую потребность в кадрах для цифровой трансформации. Сегодня эта потребность не уменьшилась, но градус накала страстей снижается: постепенно готовятся специалисты, которые выезжают и обучают других. И, как подчеркнул Константин Михайлик, если нормативно-правовая база мешает меняться и развиваться отрасли, значит, ее нужно менять.

Так, по словам руководителя Центра компетенций по ТИМ и цифровизации в жилищном строительстве АО «ДОМ.РФ» Михаила Косарева, сегодня потребность строительной отрасли и ЖКХ в кадрах с цифровой компетенцией колоссальна и составляет 8,5 млн человек, а дефицит кадров на стройке – 3 млн человек. Потребность в персонале, обладающим инженерно-техническими компетенциями (ИТР), – 2 млн человек, а дефицит ИТР – 750 тыс. человек.

К 2030 г. в строительную отрасль и ЖКХ в соответствии с жилищными программами должно быть привлечено 13,3 млн чел., а персонал с ИТР – 3,3  млн чел. – это люди, обладающие в полной мере всеми цифровыми компетенциями, т.е. высший руководящий состав и среднее звено.

Таким образом, уже сейчас нужно обучить ИТР в гражданском строительстве 1 млн чел. При этом, в прошлом году в области строительства было выпущено 16,5 тыс. квалифицированных рабочих и служащих, 30 тыс. 100 специалистов среднего звена и 29,5 тыс. бакалавров, специалистов и магистров. И этот выпуск, по сути, лишь замещает уходящих на пенсию специалистов, а не восполняет дефицит кадров.

При этом, как заметил Михаил Косарев, обучение специалистов сегодня происходит узконаправленно – архитекторы занимаются отдельно от строителей, и никакого взаимодействия в процессе обучения у них нет, что в корне не правильно. Они должны совместно делать курсовые работы, взаимодействуя на всех этапах. BIM не позволяет работать людям с узкой специализацией, а значит, нужно менять подход к образовательным программам.

Так, по данным исследования HeadHunter в строительной области работает только 51% человек по специальности, полученной в вузе. По данным исследования Центра компетенций, менее 50 тыс. специалистов имеют компетенции по ТИМ в части трехмерных моделей (ЦИМ). Из них 45 тыс. работают на иностранном ПО, а про российское ПО они ничего не знают, и как на нем работать, не представляют.

Что касается количества мест в высших учебных заведениях с ТИМ, то их всего 24 103 места, таким образом, за 7 лет образование получат всего около 169 тыс. человек. Причем программы дополнительного образования до сих пор в основном ориентированы на западное ПО, а не на российское.

Иными словами, отрасль нуждается в том, чтобы в течение 3 лет ТИМ обучились минимум 750 тыс. человек. При этом спецкурсы по ТИМ всех центров образования могут выпустить максимум 20 тыс. человек в год, и еще максимум 50 тыс. человек в год выпускают все центры образования по базовым ТИМ, а на базе российского ПО в 2022 г. обучатся максимум 3 тыс. человек. Такой выходит дисбаланс.

Но чтобы обучить колоссальное количество студентов ТИМ, нужно и колоссальное количество преподавателей, знающих ТИМ. Так, по подсчетам Михаила Косарева, для минимального освоения практических навыков 250 тыс. человек в год необходимо 3 уровня обучения и минимум 120 часов. Если в одной группе 15 человек, то это 33 группы в год у одного преподавателя – или всего 250 чел., а значит, нужна 1 тыс. преподавателей, знающих ТИМ.

При этом в образовании по ТИМ нет единой методологии, отсутствуют профессиональные программы освоения, ПО недостаточно функционально, и ни одно российское ПО полностью не позволит выполнить проект без привлечения импортного, плюс все программы образования привязаны к конкретному ПО, и отсутствует системность.

Как подытожил Михаил Косарев, все говорят о том, что к 2030 г. отрасль должна произвести цифровую трансформацию, и 80% объектов должны быть выполнены с ТИМ. Однако к этому сроку только 80% преподавателей получат необходимые цифровые компетенции. Иными словами, отрасль не то что не идет на опережение – стратегии по образованию и строительной отрасли просто не совпадают.

Путем проб и ошибок

Об ошибках в обучении BIM рассказал в своем выступлении президент «Сибирской БИМ-Академии», ректор «Университета ТИМ» Владимир Талапов. По его словам, многие ошибки увязаны с ошибками при внедрении BIM. И самая распространенная – работодатель почти всегда не знает, какие специалисты по BIM ему нужны. Сегодня работодатель – это человек, меньше всего знающий о BIM, а значит ориентироваться нужно не на него, а на обучающего.

Другая ошибка – нельзя всех сразу перевести на BIM, как происходит у нас сегодня. Это связано с тем, что невозможно всем одинаково хорошо и быстро освоить новые знания, для этого бывает масса объективных причин. А значит подход к каждому человеку должен быть разный, и учить всех нужно на разном уровне знания BIM – это зависит и от возраста, и от должности специалиста. Чаще всего самым опытным, знающим и возрастным специалистам нужно гораздо больше времени на обучение BIM. Поэтому и уровень погруженности в BIM у всех тоже должен быть разным.

Как известно, есть должность BIM-менеджер – это особый специалист, который разбирается во всем. И в мире насчитывается 4 типа BIM-менеджеров – каждый со своей специализацией, например, у строителей и проектировщиков – это разные специалисты, и учить их нужно по-разному. Однако в России существует лишь один курс BIM-менеджеров с общими знаниями. Но за короткий курс «впихнуть» в человека очень большой объем информации и опыта просто невозможно.

Как подчеркнул Владимир Талапов, BIM – это не компьютерная программа, это вид деятельности. И успех от его внедрения на 20% зависит от программного оснащения и на 80% от решения нетехнологических вопросов. Поэтому обучение BIM должно происходить в 3 этапа: теоретическое обучение основам BIM, чтобы научить мыслить категориями информационного моделирования, затем обучение конкретным программам и, наконец, участие в реализации пилотных проектов.

При этом, как заметил проректор МГСУ Олег Игнатьев, всегда все забывают, что образовательная программа, к примеру, бакалавриата – это как минимум 1 год на разработку, 4 года реализации и 1 год после, чтобы понять, что в итоге получилось. Всего 6 лет. А значит при создании и разработке образовательных программ нужно прогнозировать то, что произойдет через 6 лет. Но такая работа всегда не простая и не однозначная.

Кроме того, иногда происходит неправильная трактовка и понимание цифровых компетенций и технологий, которые нужно изучать. Так, индикаторы для освоения общепрофессиональной компетенции, которая предписана федеральным стандартом, каждый вуз закладывает сам, и между университетами эти индикаторы могут значительно отличаться. В результате каждый вуз тиражирует свое видение, каким в дальнейшем должен получиться студент. А за формулировкой «Основы ТИМ» может быть заложено что угодно, как это видит конкретный вуз. Поэтому необходимо ввести какой-то контроль за каждой формулировкой.

Другой больной вопрос – сокращение сроков подготовки студентов, но важно понимать, за счет чего оно произойдет. И сегодня при подготовке специалистов на первый план выходят способность студента в цифровой среде использовать различные цифровые средства, позволяющие взаимодействовать с другими людьми и достигать поставленных целей, а также способность генерировать новые идеи для решения задач цифровой экономики, использовать новые источники информации, воспринимать, анализировать и применять информацию. Таким образом, при актуализации профессиональных стандартов многие профессии уходят в прошлое.

Однако если говорить о среднем специальном образовании, то, по словам председателя ФУМО директора Санкт-Петербургского  ГБ ПОУ «Колледж водных ресурсов» Валерия Андреева, в процессе разработки стандартов для колледжей существует немало проблем, о которых мало кто задумывается – по большей части все ориентированы на высшие учебные заведения. Речь идет о нехватке педагогических кадров, малом количестве или полном отсутствии современной учебной литературы, а также отсутствии мотивации на участие в разработке. Когда же программа выходит на уровень согласования, то оказывается, что в составе комиссий не всегда есть специалисты в области разработки и реализации программ, как и нет четкого понимания в разнице программ высшего образования и среднего профессионального.

Конечно, сразу создать отличный образовательный продукт не получится, он должен пройти несколько витков своего существования и трансформации в реальной жизни. Но если не начать его внедрять, то и сделать что-то хорошее и полезное невозможно.