Комментировать

Госзаказ для строителей — благо или тяжелая ноша с фатальным исходом?

Строительные компании все меньше интересуются госзаказом — опасно, невыгодно, непрозрачно

Одной из ключевых тем пресс-завтрака с президентом НОСТРОЙ Антоном Глушковым стало состояние сектора государственных закупок в строительстве. И, естественно, сложившаяся ситуация с динамикой цен на стройматериалы прямым образом влияет на государственные и муниципальные контракты.

Конечно, как напомнил Антон Глушков, меры поддержки в 2021 г. распространились, в том числе и на стройку, однако объем государственного заказа уменьшается, а количество расторгнутых контрактов растет. И основная причина в том, что цена строительства, заявленная заказчиком, не соответствует рынку.

Так, в 2021 г. по 44-ФЗ было заключено 193 073 контракта на общую сумму 3880 млрд руб., а расторгнуто 38,4 тыс. или 19,8% контрактов. Для сравнения — в 2020 г. было заключено 195 342 контрактов на 3561 млрд руб., расторгнуто 35 тыс. или 17,9%. В 2019 г. заключено 219 304 контракта на 3428 млрд руб., расторгнуто 33,6 тыс. или 15,3%. В итоге наблюдается интересная динамика — за 2 года количество заключенных контрактов сократилось более, чем на 26 тыс., а в стоимостном выражении выросло свыше, чем на 450 млрд руб.

Причем практически все 38,4 тыс. контрактов были расторгнуты по инициативе заказчика в связи с неисполнением договора со стороны подрядчика — из-за роста цен на стройматериалы подрядчикам стало либо невыгодно выполнять работы по цене, прописанной в контракте, либо просто невозможно, и он остановил строительство. А, как известно, основным трендом 2021 г. стал постоянный рост цен строительных материалов. И главным индикатором оказался металл.

К примеру, если сравнивать конец 2020 г. и конец 2021 г., то черный металл подорожал на 100%. Не остались в стороне и другие строительные материалы: битум подорожал на 42,9%, доска обрезная — на 42,2%, кирпич — на 37,7%, кровельный материал — на 30,3%, плиты перекрытия — на 25%, раствор — на 16,8%, а бетон — на 15,4%. И это стало главным вызовом для строительной отрасли.

Причем за последние 4 месяца, наконец, наступила достаточная определенность и стабильность, установилась четкая цена, но, по мнению Антона Глушкова, говорить о тенденции к снижению стоимости не приходится. А значит, все, что связано с ценообразованием, государственным заказом, приемкой документов и проектной документацией требует донастройки и корректировки.

Документы есть, а денег — нет!

Чтобы понять, как удорожание строительных материалов влияет на конечную стоимость объектов, были проанализированы типовые проекты.

Так, на примере объекта «Строительство детского сада на 99 мест по ул. Орлова г. Белгород», среднее увеличение стоимости строительства при рыночном росте цен на строительные материалы по СФО составило 12%. При этом сметная прибыль в составе проекта оказалась лишь 7%.

И сразу стало понятно, почему такой высокий процент расторжения контрактов, а количество желающих участвовать в госзаказе не растет. Ведь выполнение контракта даже крупным застройщикам может грозить убытками. Причем, несмотря на работу Минстроя России, стоимость стройки стремительно опережает меняющиеся индексы цен. И помочь в этой ситуации может только реформа ценообразования.

Да, чтобы не подвести под банкротство огромное количество строителей, было принято довольно много нормативных и ведомственных актов. Главный из них — постановление Правительства России № 1315, благодаря которому у подрядной организации появилась возможность представить в экспертизу обоснование изменения цены контакта и при получении положительного заключения изменить стоимость тех видов работ, которые еще не оплачены. После долгих дискуссий было решено распространить эти меры на контракты свыше 1 млн руб. и сроком более 1 года. Но и для контрактов, срок которых менее 1 года, в конце прошлого года также появились свои изменения. Главное, не забывать об ограничении — речь идет об увеличении стоимости контракта не более чем на 30%.

К примеру, стоимость строительства комплекса зданий Калужского филиала МГТУ им. Н.Э. Баумана из-за удорожания материалов выросла на 30%. А лимиты из федерального бюджета на реализацию проекта были увеличены на 2,2 млрд руб. Повлиял на изменение цены контракта не только рост цен на материалы, но и увеличившиеся издержки, и повышение зарплат рабочим.

На другом объекте — культурно-досуговом центре «Маяк» Челябинской области в г. Катав-Ивановск стоимость увеличилась на 24%, а цена контракта возросла на 12 млн руб.

В целом, как сообщил Антон Глушков, уже прошли повторную экспертизу и получили положительное заключение контакты на строительство более 10 тысяч объектов на общую сумму более 100 млрд рублей. Но при этом до сегодняшнего дня нет ни одного примера реального прихода денег подрядчикам по пересмотренным проектам  со сложным финансированием. И это ставит многие строительные компании, особенно небольшие, в очень сложное финансовое состояние.

Чем же объясняется такой разрыв между «бумажкой» и деньгами — ведь, казалось бы, все необходимые документы, схемы и методички давно разработаны и приняты? Вся сложность в том, что принятое постановление хорошо работает тогда, когда объект финансируется за счет бюджета какого-либо одного уровня, в том числе с помощью средств Фонда национального благосостояния. Но большая часть строящихся объектов финансируется как минимум из двух бюджетов — муниципального и регионального. А объекты, строящиеся в рамках национальных проектов, детские сады, школы, оздоровительные комплексы, поликлиники и другие — финансируются из трех уровней бюджета.

Чтобы урегулировать эти сложные межбюджетные отношения, в скором времени должно выйти соответствующее постановление Правительства России. Но оно само по себе денег тоже не принесет — для этого региональные и муниципальные власти должны внести изменения в свои бюджеты, а это можно сделать только в рамках заседаний собраний депутатов, областных дум и т.д. И пока ни одной корректировки таких бюджетов не произошло, хотя процессы и запущены. Так что процедура эта не быстрая, и первые реальные деньги строители могут ждать ближе к лету 2022 года. Не стоит еще и забывать о том, что 90% региональных и муниципальных бюджетов — дотационные, а значит, деньги придется не просто изыскивать «внутри», а пытаться выбить их из бюджета более высокого уровня.

Циферка к циферке

Конечно, нельзя не признать, что проблемы со сметной стоимостью госконтактов — это одна из производных устаревшей базисно-индексной системы ценообразования в строительстве, которая действует до сих пор. И никакие изменения индексов, ежеквартально представляемые Минстроем России, не успевают за реальными ценами и колебаниями рынка.

Однако Минстрой России и Главгосэкспертиза России твердо намерены перевести отрасль на ресурсно-индексный метод с III квартала 2022 года, для чего была разработана новая  федеральная сметно-нормативная база ФСНБ-2022, которая отличается от всего, что было ранее. В ФСНБ-2022 не будет федеральных единичных расценок (ФЕР), она полностью опирается на стоимость строительных ресурсов и содержит 118 сборников, в которые включены 51,6 тыс. сметных норм, почти 25 тыс. сметных цен по материалам и 1,5 тыс. сметных цен на машины и механизмы. Объективная цена ресурса высчитывается на основе онлайн-мониторинга цен в каждом регионе России, причем с учетом транспортной составляющей и его доступности в данном регионе.

Однако хотя идея и благая, ее реализация сталкивается с рядом проблем. И основная — наполнение Федеральной государственной информационной системы ценообразования в строительстве (ФГИС ЦС), куда поставщики и производители строительных ресурсов предоставлять информацию не торопятся. НОСТРОЙ по поручению Минстроя России подключился к наполнению ФГИС ЦС, задействовав для этого саморегулируемые организации, но процесс пока идет очень медленно.

Так, количество поставщиков, которые загрузили данные о ценах строительных ресурсов, составляет в разных федеральных округах  от 16 до 54% от общего количества зарегистрированных юрлиц. Причем аутсайдер здесь СКФО — 16,01%, а лидер ЮФО — 54,13%. Однако эти цифры фактически не имеют значения, поскольку в среднем по округам во ФГИС ЦС за IV квартал 2021 г. размещено от 2% до 4,5% позиций сводной номенклатуры ценообразующих строительных ресурсов. И это весьма тревожно, поскольку именно на ФГИС ЦС должна опираться ФСНБ-2022, а как можно это сделать при тотальном отсутствии достоверной информации?

На извечный русский вопрос «Что делать?» со стороны Минстроя России поступил вполне типичный ответ: карать! И поэтому разработаны поправки в Административный кодекс, которые вводят административную ответственность для производителей и поставщиков строительных ресурсов за непредоставление информации во ФГИС ЦС — и суммы штрафов там немаленькие. А в качестве «пряника» предлагается использовать при проектировании и строительстве государственных муниципальных объектов лишь те ресурсы, информация о которых содержится в ФСНБ-2022.

На прямой вопрос журналиста, перейдет ли отрасль на ресурсно-индексный метод через 4 месяца, Антон Глушков столь же прямо ответил: нет. Очевидно, что переход будет идти постепенно, по мере наполнения данными ФГИС ЦС. И наверняка будут регионы, которые сделают это более быстро и качественно — на них и будет равняться вся остальная страна.

Источник: Отраслевой журнал "Строительство"

#госзаказ
Комментировать

Комментарии

Комментировать